К.Г. Преображенский

ХВАТИТ ОТПРАВЛЯТЬ АРХИВЫ НА РОДИНУ: ОНИ НУЖНЫ ЗДЕСЬ!




«С заданием справился!» Такой фразой КГБ обычно завершает положительные характеристики на своих офицеров. Думаю, что именно ее использовало Ростовское областное управление ФСБ в приказе о награждении К. Хохульникова. А как же его не поощрить? Выцыганил эмигрантский архив и спрятал его в ФСБ навечно от людских глаз. А может быть, уничтожил, теперь не проверишь. Но все это именно то, что и нужно нынешней просоветской власти.

Вы скажете, что Хохульникову было негде хранить архив, что у него маленькая квартира? Но ведь он мог его сдать и в гражданское учреждение! Но там к нему имели бы доступ читатели и невольно проникались бы духом антисоветской борьбы, а в ны-нешней России такого не допускают.

Да и не может отставной полковник КГБ служить образцом советской бедности, как добродушно полагает Г. Н. Келин. В провинции полковников КГБ уважают, дают им просторные квартиры. Полковнику положена минимум трехкомнатная.

Г. Н. Келин пишет, что благодаря Хохульникову издано немало произведений казаков– эмигрантов. Но это говорит только о том, что возрождение казачьих традиций происходит под дланью ФСБ. И в среду казаков эмигрантов пытается проникнуть тоже она.

Эта догадка не раз посещала меня в девяностые годы, когда я бывал в Новочеркасске и других казачьих местах в качестве переводчика японских журналистов: их тоже интересует казачья тема. Странные казаки тогда выступали перед нами! Бывшие милиционеры, комсомольские секретари… На мундирах у некоторых из них японцы углядели даже юби-лейные значки ФСБ, повергшие их в величайшее изумление. Но ничего странного в этом нет: ведь в Ростовском областном управлении ФСБ служат отнюдь не инопланетяне, а такие же казаки, местные уроженцы. Неужели бы они упустили возможность контролировать казачье движение?

Г. Н. Крелин называет ЧК-НКВД-КГБ преступной организацией. Для него это бесспорный факт. Но пусть он спросит у Хохульникова о том, думает ли он точно так же. Боюсь, что его ответ Г. Н. Крелина разочарует.

А откуда вообще взялось у эмигрантов это поветрие пересылать в Москву все, что плохо лежит? Уж неужели там не хватает исторических реликвий? Но там их пере-избыток, запасники музеев ломятся! Думаю, что причиной этого является желание как-то помочь родине осознать эмигрантский опыт. Словно она не в курсе дела...

Но простых россиян эта проблема не интересует. Они думают о том, как бы выжить. Эмигрантскими архивами интересуются энтузиасты, ученые, а также офицеры разведки, о чем мы почему-то не думаем. Чекисты вычисляют там будущих жертв для вербовочных подходов, разрабатывают их легенды подхода к ним: «Оказывается, мой дедушка вместе с вашим работали в РОВСе шестьдесят лет назад! Помню, как он рассказывал…». Ну, как тут устоишь от вербовки? Может быть, хотя бы по этой причине стоит прекратить посылать в РФ наши архивы? Ведь назад они возвращаются отравленными стрелами…

Многие из эмигрантов почему-то считают, что своими архивами они сообщают Москве что-то новое. Но ведь там и раньше было полно наших архивов, полученных разными путями. В целом картина жизни русской эмиграции Лубянке всегда была ясна, иначе не прошла бы у нее так легко операция «Зарубежная Церковь». (Впрочем, она еще не закончена. Кажется, опять начинаются какие-то боевые действия. Поднялась подозрительная шумиха вокруг имени генерала Власова. Ее раздувают люди, явно связанные с КГБ. Наиболее одиозным героям поглощения Зарубежной Церкви даровано гражданство РФ. В храмах теперь уже бывшей Зарубежной Церкви призывают воздерживаться от поношения «Осколков». Думаю, что предстоит наступление на нас. Нам надо объединяться. Но об этом – в следующей статье.)

Случаи же странных исчезновений эмигрантских архивов бывали и раньше. Последний лишь откровенно высветил целостную задачу, поставленную перед ФСБ: выкачивание эмигрантских архивов на родину с целью их последующей нейтрализа-ции.

Выходит, что работа по подчинению русской эмиграции отнюдь не закончилась после захвата части Зарубежной Церкви. Москва ее продолжает. Она пытается духовно обескровить нас, лишить исторической памяти. Чтобы новые поколения уже никогда не узнали о славной борьбе своих дедов и прадедов с богопротивной советской вла-стью. Москва ведет против нас войну, а мы ее даже не замечаем!

Причиной этому – ностальгия, которую мастерски использует путинская разведка.

Многие из нас еще надеются, что в РФ все не так плохо. Что бабушкины сказки о сияющем граде Китеже хоть в малой степени окажутся явью. Но вот что пишут об РФ бывшие российские политзаключенные: «Мы не удивляемся тому, что некие ветераны (советской власти?) обратились в префектуру Северного округа с жалобой на вывеску ресторана «Антисоветский». Это, видите ли, оскорбляет их чувства. Они правильно по-чуяли веяния времени, решили, что наступает их пора – пора советского прошлого. Да и может ли быть иначе в стране, где систематически нарушают права человека, убива-ют журналистов и правозащитников, царит полицейский произвол, совершаются бес-судные казни, процветают пытки? В бесправовом государстве, которым руководят в основном люди, сделавшие в прошлом комсомольскую, партийную карьеру».

Ну, можно ли испытывать к такой стране чувство ностальгии? Нам нужно опре-делить свое отношение к ней. Увы, надежды на обновление РФ призрачны. ФСБ про-низала ее словно метастазами. Их, не удалишь. Нам нужно создавать здесь, в эмиграции, свою Зарубежную Русь. А для этого нам и нужны архивы. Хватит отправлять их на родину!





Конрразведка