Сounterintelligence - Контрразведка



И.Б. Иванов


Комментарий последнего редактора «Наших Вестей» по поводу захвата чекистами архива журнала




В одном из недавних номеров «Нашей Страны» прочёл о «выдаче» чекистам архива журнала «Наши Вести» – печатного органа Союза чинов Русского Корпуса. Будучи последним редактором «Наших Вестей», считаю своим долгом сообщить то, что мне известно по этому вопросу.

В начале 1990-х гг. «Наши Вести» оставались последним русским Белым воинским журналом. В 1993 г. его издание было перенесено в Россию. Это было горячее желание и принципиальное решение Ответственного редактора «НВ» хорунжего Н.Н. Протопопова и Председателя Корпусников поручика В.В. Гранитова, считавших необходимым обеспечить преемственность Белой борьбы и передачу её идейного знамени на Родину. С 1993 г. журнал издавался в Москве под редакцией С.В. Волкова, а в с 1997 г. – в С.-Петербурге под редакцией автора этих строк. При этом хорунжий Н.Н. Протопопов сохранил за собой пост Ответственным редактора журнала, а архив «НВ» оставался в г. Санта-Роза (США, шт. Калифорния).

Что представлял собой архив? Фактически это была частная коллекция рукописей, документов и фотографий, собранная Николем Николаевичем за многие годы, содержащая в себе большое количество материалов по истории Императорской России, Белого движения, Русского Корпуса, эмиграции. Одних только редких фотографий в архиве было 2 тыс. штук. Мне это хорошо известно, т.к. в 1997 г., во время визита Н.Н. Протопопова в С.-Петербург, нами обсуждался (по инициативе Н.Н.) в т.ч. и вопрос о состоянии и дальнейшей судьбе архива. Тогда было решено продолжать хранить архив в Санта-Розе до последней возможности, а в Россию пока переслать только те материалы, которые нам необходимы для выпуска текущих номеров журнала и для подготовки издания второго тома книги «Русский Корпус на Балканах». При жизни Николая Николаевича это было оптимальное решение. На нём настоял я, считая передачу в Россию – в т.ч. и в мои руки – каких-либо ценных материалов и реликвий несвоевременным: политическая обстановка в РФ не давала никаких гарантий того, что все эти ценности, вместе с их хранителями, в один «прекрасный» день не окажутся в том же КГБ-ФСБ.

Но 7 января 1998 г. нашего Ответственного редактора не стало… А охота за архивами, реликвиями, движимым и недвижимым имуществом Белой эмиграции, развёрнутая мародёрами из РФ на самом высоком уровне – с подключением дипломатов и зарубежной агентуры спецслужб – началась уже полным ходом…

В один из дней 1999 г. мне позвонила из Санта-Розы Надежда Николаевна Протопопова, вдова Николая Николаевича, и с ужасом в голосе – буквально так – рассказала следующее (цитирую дословно):

«Игорь Борисович, кто такой Михаил Блинов?! Этот человек чуть не силой ворвался ко мне в дом. Требует, чтобы я отдала ему архив, утверждает, что он друг Николая Николаевича, и что весь архив Николай Николаевич завещал ему! Но я-то хорошо знаю, что таких знакомых у Николая Николаевича не было, и никаких завещаний в отношении своего архива он не делал! Как быть? Я его (Блинова) боюсь – он на меня кричит…»

В тот же и в последующие дни раздалось ещё несколько звонков от друзей и соратников из США. Выяснилось, что объявившийся в Америке Михаил Блинов, прибывший туда из Москвы, всюду рекламирует себя в качестве «члена РОВСа» и чуть ли не нового вождя Белого движения в России, но при этом «почему-то говорит всякие гадости и про РОВС, и вообще про всех российских антикоммунистов, известных в эмиграции»…

Sapienti sat… Блинова Надежде Николаевне удалось тогда выставить за порог. Настырные попытки этого человека пролезть в РОВС и Союз Дроздовцев также успехом не увенчались – всюду он довольно быстро получил «от ворот поворот», что, к сожалению, не помешало ему совершить несколько турне по Русскому Зарубежью (в средствах на разъезды человек явно не стеснён) и выманить у наивных стариков-эмигрантов немало хранившихся у них исторических ценностей… Боюсь, что приблизительно такими же методами, как и «в гостях» у вдовы покойного хорунжего Протопопова… Говорят, Блинов нашёл себе друзей и единомышленников в лице членов печально известной эмигрантской группировки т.н. «красных кадет», что и не удивительно…

Таким образом, первая попытка «изъять» архив «Наших Вестей» была предпринята ещё в 1999 году. Далее мы решили действовать так. С помощью Миссионерской группы Св. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского была организована доставка в Россию всех хранившихся на складе «Наших Вестей» старых номеров журнала, начиная с самых первых (всего несколько десятков коробок), которые затем были распределены по многим библиотекам, переданы в распоряжение русских патриотических организаций и историков. Это стало большим подспорьем в плане Белой просветительской работы в России.

Некоторая часть материалов архива, не представляющих особой ценности (в основном, эмигрантские журналы), была по моей просьбе прислана в С.-Петербург в распоряжение редакции «Наших Вестей»: печатный орган Союза чинов Русского Корпуса продолжал выходить до мая 2001 г. Но самые ценные материалы я убедительно просил Надежду Николаевну держать у себя и раньше времени в Россию не отправлять. Что она и исполняла.

А затем возникла новая проблема: Надежде Николаевне нужно было уезжать из Санта-Розы на новое место жительства – к детям. Следовательно, с домом и всем имуществом нужно было что-то делать… И, увы, в одном из очередных писем она вдруг сообщила, что все хранившиеся у неё материалы уже отправлены… в Ростов-на-Дону… Хорошо зная Надежду Николаевну, я не допускаю мысли, что такой человек мог сознательно выдать архив своего покойного супруга – Атамана Терского Казачьего Войска за Рубежом – чекистам! Конечно, это не так. Каким же образом архив попал в руки полковника КГБ Хохульникова, а затем и прямиком в распоряжение ФСБ? Ясно, что имел место очередной обман. А методов обмана у спецслужб не счесть.

Товарищи из ГБ никогда не действуют под своим истинным именем. Входить в доверие – их профессия. В патриотических кругах они работают «под единомышленников» -«казаков», «монархистов», «белогвардейцев», «православных патриотов»… При Путине, во всю «разыгрывающего патриотическую карту» и отстраивающего на этом новое идеологическое прикрытие своего режима, внедрение агентуры в ряды русских патриотов – как в Русском Зарубежье, так и в России – приняло чудовищные размеры. Но спецслужбы сил и средств на это не жалеют: их затраты, как мы видим, очень часто окупаются… К сожалению, Русское Зарубежье этой тактики ГБ так до конца и не осознало.

Случай с захватом эфэсбешниками архива хорунжего Н.Н. Протопопова – ещё один тому печальный пример. «Нашли подходы», сыграли на «казачьей струнке»… Ведь не чекистам же согласилась отправить архив Надежда Николаевна – ДОНСКИМ КАЗАКАМ в Ростов-на-Дону! А откуда русским в Калифорнии знать, что теперь в РФ чуть ли не каждый второй или третий «казачий атаман» – это по совместительству отставной (а часто и действующий) кадровый офицер КГБ-ФСБ? Не удивлюсь, если выдать архив «казаку Хохульникову» посоветовали и посодействовали господа сан-францисские красные кадеты: без них в последние годы, кажется, не обошлась ещё ни одна крупная провокация в Русском Зарубежье.

5 мая 2009 г.