ДЕМОКРАТИЯ С… ДЗЕРЖИНСКИМ



Приход “партии КГБ” к власти в Российской Федерации резко ухудшил и без того безрадостную внутриполитическую атмосферу в этой части России. Бывшие офицеры и генералы советской госбезопасности быстро заполонили собой властные структуры страны практически на всех уровнях: от районных администраций до министерских и представительских кабинетов. Не заставили себя ждать и новые идеологические веяния: возвращение одиозной мелодии сталинского гимна, красного флага; установка в Москве, на Лубянке, памятника недоброй памяти главе КГБ в 1967 – 1982 и генеральному секретарю ЦК КПСС в 1982 – 1984 годах Ю. Андропову; тосты, публично поднятые президентом В. Путиным “за товарища Сталина”; воскрешение президентом РФ позабытого было лозунга: “Россия — тюрьма народов” и т.д., и т.п.

Очередной политический крен, как и всегда это бывает, резко изменил направленность и тон материалов средств массовой информации. Официальная и “независимая” пресса РФ, ещё несколько лет назад так “смело” повествовавшая о преступлениях карательных органов коммунистов, вдруг прикусила языки и наперегонки друг с другом принялась рассказывать о “подвигах советских разведчиков”, стремясь при всяком удобном случае подчеркнуть своё уважительное отношение к деятельности органов ВЧК — КГБ, служившим, как вдруг оказалось..., “не партии, а государству “. На волне нового приступа “всеобщей любви народа” к органам госбезопасности на телевизионных экранах не без умысла замаячила в образе “благородного рыцаря революции” и зловещая тень государственного преступника и маниакального красного палача Феликса Дзержинского (1877 – 1926)...

В этой изменившейся обстановке РОВС посчитал необходимым обратить внимание общественности на недопустимость разгула чекистской пропаганды в стране, и 20 января 2000 года, в так называемый “День чекиста”, когда волна дифирамбов по адресу ВЧК — КГБ достигла своего апогея, направил открытое Обращение к городским властям Санкт-Петербурга, в котором потребовал убрать, наконец, памятник Дзержинскому, установленный на Шпалерной улице, в самом центре Северной столицы. Это Обращение, помимо прочего, гласило:

«...Нам хорошо известно, что сторонники сохранения на улицах российских городов памятников большевицким преступникам, неизменно приводят в их защиту два основных аргумента:

1) Таковые памятники, якобы, имеют художественную ценность;

2) “Это наша история, и её нельзя перечёркивать “.

Но если согласиться с этой странной логикой, то на улицах современных германских городов следовало бы оставить и памятники нацистским преступникам: Гитлеру, Гиммлеру, Герингу и проч. Ведь, несомненно, что все эти деятели национал-социализма — тоже являются неотъемлемой историей Германии. К тому же памятники президенту А. Гитлеру ваяли лучшие в то время скульпторы Европы и, следовательно, они тоже являются “художественной ценностью”?

Однако памятников фюреру, вождям Гестапо и СС не ставят. Ибо нормальный человек не может не осуждать преступлений национал-социализма и воспитывать своих детей на лицезрении изваяний кровавых маньяков. Но нормальный человек также не может не осуждать преступлений коммунизма и воспитывать своих детей на лицезрении памятников Ленину, Сталину, Дзержинскому, по сравнению со злодействами которых меркнут даже деяния вождей национал-социализма. (Лидеры германского Третьего Рейха, как известно, сами признавали себя учениками большевиков, а свою карательную систему концлагерей строили по образцу созданных Лениным и Дзержинским концлагерей ВЧК - ГПУ - НКВД.)

К сожалению, Санкт-Петербургу, как и другим российским городам, досталось в наследство от коммунистического правления не лучшее “украшение” — сотни выставленных на площадях изваяний большевицких главарей и карателей. До сих пор большинство из них не снесено. Но если российский народ действительно знает и чтит свою историю, это сделать необходимо в самое ближайшее время".

Это Обращение РОВСа было поддержано ещё двумя организациями — Санкт-Петербургским Отделом Российского Имперского Союза-Ордена (возглавляемого Г.А. Федоровьим) и редакцией журнала “Посев”, которые со своей стороны также обратились к петербургским городским властям с соответствующими заявлениями.

Текст Обращения был распространён через сеть Internet, направлен в редакции крупных печатных изданий и телевизионных каналов. Однако ни одна программа или газета, ни 20 декабря, ни в последующие дни, даже словом не обмолвились о том, что в Петербурге поставлен и решается вопрос о сносе памятника Дзержинскому!

“Если сейчас мы пропустим в эфир информацию об этом заявлении РОВСа, — признал редактор одной из информационных передач, — то уже завтра никто из нас на телевидении работать не будет...” (Это к вопросу о “свободе” средств массовой информации в РФ).

А как же отреагировали на Обращение РОВСа самые городские власти “культурной столицы” (в принципе, в отношении подобных вопросов совершенно не зависимые от кремлёвского руководства). Мы решили, не вдаваясь в подробности всех перипетий этого на целый год затянувшегося дела, факсимильно опубликовать здесь два любопытных документа, к нему относящихся.

Первый подписан председателем Постоянной Комиссии по образованию, культуре и науке при Законодательном Собрании Санкт-Петербурга Л.П. Романковым.



Комиссия, как видно из документа, рассмотрев обращение РОВСа, всецело согласилась с требованием демонтировать памятник Дзержинскому. Отдадим должное её членам и лично Леониду Петровичу Романкову — нужно обладать определённым гражданским мужеством для того, чтобы в руководимой чекистами стране официально высказаться за ликвидацию такого символа, как памятник первому возглавителю ВЧК. А вот городские и федеральные чиновники из администрации петербургского губернатора В. Яковлева (бывшего секретаря одного из райкомов КПСС) и Министерства культуры в Москве, возглавляемого г-м М. Швыдким, сделали всё возможное, чтобы “нажать на тормоза” и, прикрывшись целым ворохом отписок, оставить памятник Дзержинскому на своём месте. В конечном итоге дело завершилось официальным ответом из Комитета по культуре при Администрации Санкт-Петербурга, содержащим полное несогласие с требованием РОВСа и отказ убрать памятник руководителю красного террора.



В этом, последнем, документе очень интересна одна деталь: подписал его не кто иной, как П.К. Кошелев — ныне один из руководителей “культуры” в “культурной столице” РФ, а в недавнем прошлом... офицер КГБ “Коршунов”, небезызвестный в “Ленинграде” борец с инакомыслящими и антисоветчиками из числа творческой интеллигенции. Как видно, чекисты стремятся сегодня контролировать через старые кадры КГБ не только политическую сферу, но даже и сферу культуры! Вот ведь ирония судьбы: товарищ Кошелев-Коршунов, ещё недавно успешно “курировавший” художников-нонконформистов и литераторов-диссидентов, сегодня заведует в Петербурге “культурой”... И уж он-то, несомненно, является авторитетным специалистом по части художественных достоинств памятника “Железному Феликсу”!..

Один из деятелей большевицкой партии как-то написал, что “лучший памятник Дзержинскому — это его дела“. Вот этот-то “главный памятник” и стоит сегодня на пути к возрождению России. Что же до бронзовых истуканов большевицких преступников, столь бережно охраняемых нынешней властью РФ, то осквернять Русскую Землю им осталось ровно столько, сколько ещё продержится в России антинациональная власть наследников большевиков...

«Вестник РОВС», № 3-4, 2002.