И.Б. Иванов

ЧЕМУ СЛУЖИТ "КАДЕТСКАЯ ПЕРЕКЛИЧКА"?

(Письмо в редакцию «Кадетской Переклички» )



Довелось на днях прочесть последний номер "Кадетской Переклички" (№ 62-63, декабрь 1997). Журнал оставляет впечатление странное. С одной стороны, нашёл в нём несколько прекрасных, идейно выдержанных материалов, подписанных членами различных Белых организаций и такими известными участниками антикоммунистической борьбы как В.В. Гранитов, В.Н. Бутков, Б.В. Прянишников… Некоторые из этих материалов уже были опубликованы и перепечатаны из других печатных изданиях русского Зарубежья.

С другой стороны, к своему немалому удивлению, обнаружил на страницах "Кадетской Переклички" статьи, перепечатанные из советских газет: "Комсомольская правда", "Красная газета", "Красное знамя" (Одни названия чего стоят!) Начинаю читать одну из этих статей – и вовсе за голову хватаюсь!

Начнём с того, что напечатанная в "Кадетской Перекличке" статья Натальи Кораблёвой "Мальчики в лучах восходящего солнца" посвящена… Дню Защитника Отечества, т.е., если говорить без ужимок – ДНЮ КРАСНОЙ АРМИИ!

"Многих… кадет Императорских корпусов можно назвать творцами русской славы" – пишет автор статьи. С этим, действительно, нельзя не согласиться. А вот дальше перечисляются некоторые наиболее известные кадеты, которые и олицетворяют, по мнению автора, славу России. Кого же мы здесь находим? Цитирую:

"Это и Мосин – изобретатель трехлинейной винтовки, и русский генерал Каледин, знаменитый Антонов-Овсеенко, один из участников штурма Зимнего дворца, а впоследствии – "враг народа"…"

Ну вот, господа кадеты, и довела вас кадетско-"суворовская" дружба до поклонов товарищу Антонову-Овсеенко… Национал-большевики как-то выдвинули идею: повесить в военных училищах портрет генерала Врангеля рядом с портретом маршала Жукова. В училищах, слава Богу, этого так и не произошло. А вот на страницах "Кадетской Переклички" уже сделано: имя Белого Донского Атамана, генерала Алексея Максимовича Каледина "красуется" рядом с именем члена Совнаркома и одного из руководителей красной армии Антонова-Овсеенко! И оба названы "творцами русской славы"!!! (Кто не верит, пусть заглянет на стр. 193 - 194 "Кадетской Переклички" № 62 - 63). Хочется спросить господ, издающих "Кадетскую Перекличку": если это называется не стопроцентным НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИЗМОМ, то КАК ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ?

В сущности, после подобных откровений, журнал уже можно было бы захлопнуть и, отложив его подальше в сторону, с сожалением констатировать идейное вырождение этого печатного издания. Не обходится в "Кадетской Перекличке" и без традиционных уже для некоторой части эмиграции воздыханий по адресу советского генерала Лебедя. Обожание этого генерал-политика доходит до того, что даже его постыдная капитуляция перед чеченскими бандитами преподносится как заслуга перед Отечеством: "остановил массовое убийство русских солдат в Чечне". Хотелось бы заметить господам кадетам, что доблесть русского генерала состоит не в том, чтобы "останавливать убийство солдат" путём подписания капитуляции, а в том, чтобы прекращать войну уничтожением врага. Неужели в кадетских корпусах вас учили по-другому? Впрочем, о генерале Лебеде каждый волен иметь собственное мнение. А вот пытаться фальсифицировать основы Белой идеологии никому, господа кадеты, не позволительно!

Берём статью И.Андрушкевича "Русская государственная идеология", напечатанную всё в том же номере "Кадетской Переклички". В ней автор совершенно справедливо говорит о нелепости идеи примирения белых и красных, но тут же мечтательно пишет о каком-то "общем единении на исторической почве Русского Государства". При этом он ссылается на генерала Врангеля, якобы завещавшего это единение тем, что "переименовал Белую армию в Русскую Армию". Вот это, г-н Андрушкевич, уже откровенная ложь и прямая фальсификация Белой идеологии!

Во-первых, генерал Врангель никогда не отказывался от названия "Белая армия". 11 мая 1920 г. он, действительно, переименовал Вооружённые Силы Юга России (ВСЮР) в Русскую Армию, но армия как была, так и осталась БЕЛОЙ!

Во-вторых, автор этих строк имел честь ознакомиться и с трудами генерала Врангеля, и со многими его приказами, а потому имеет основания заявить: нигде генерал Врангель о каком-либо "единении" с большевиками не говорил. А коли уж речь зашла о заветах генерала Врангеля, то позволю себе напомнить господам кадетам о том, что он в действительности говорил в своём последнем приказе от 7 апреля 1928 года:

" … Сношения с представителями Армии, верно служащей власти, поработившей нашу Родину и удушающей Русский Народ, недопустимо и напоминает "братание" на фронте, которое наблюдалось в ужасные дни 1917 года".

Этого последнего завещания Главнокомандующего господа кадеты не исполнили и своим кадетско-"суворовским" братанием поставили себя вне рядов последователей Белого движения.

В-третьих, г-н Андрушкевич – не ребёнок и должен понимать, что никакого "общего единения на исторической почве" у Белых с коммунистами быть не может. Ибо "возвращение к положению до братоубийственной войны", за которое г-н Андрушкевич так ратует, может произойти не на основе "единения" с духовными наследниками Ленина, а как раз и подразумевает полное уничтожение коммунизма, т.е. его партийных структур, идеологии, символики; бескомпромиссное истребление советчины во всех её проявлениях. Попытки же найти компромисс для "единения на исторической почве" и есть ни что иное, как всё тот же национал-большевизм.

Заниматься разбором всех материалов, опубликованных в "Кадетской Перекличке" у меня нет ни места, ни времени, ни желания. Перечень красных откровений этого журнала можно продолжить, но, я думаю, что общая картина и так уже ясна. Мне доводилось прочесть некоторые номера "Кадетской Переклички", изданные в 1970-е и 1980-е годы. Могу с уверенностью сказать: тогда это был настоящий КАДЕТСКИЙ, журнал. К сожалению, прежней "Кадетской Переклички" больше нет. Осталось одно название. Эмигрантские приличия ещё требуют от людей, издающих "кадетскую Перекличку" что-то лепетать о Белой борьбе и непримиримости, но эти декорации уже не в состоянии скрыть нынешней национал-большевицкой сущности журнала (или всего кадетского руководства?)


5 мая 1998 г.