Центр "Э" в действии:
показания внедрённого в НБП сексота (видеозапись 2009 г.)



Разборки спецслужб РФ с членами Национал-большевицкой партии (НБП) - борьба по сути своей внутрипартийная. Но методы внедрения агентов Центра "Э" в оппозиционные общественные и политические организации во всех случаях приблизительно одинаковы... Точно таким образом МВД и ФСБ внедряют своих стукачей и к монархистам, и к Белым... Чаще всего сегодняшние сексоты спецслужб - это молодые люди, работающие "под единомышленников"...
В феврале 2009 года в С.-Петербурге в нацболов был внедрен информатор Центра «Э». Стукача раскрыли. Им оказался Дубовой Дмитрий Викторович (23.10.1990 г.р.). Рассказ об этом и видеозапись имеются в интернете.




РАСШИФРОВКА ВИДЕОЗАПИСИ

Вопрос: фамилия, имя отчество

Ответ: Дубовой Дмитрий Викторович. Я написал заявление, чтобы меня взяли (нрзб) сотрудником милиции

Вопрос: ты сам пришел в ментовку?

Ответ: нет, я писал заявление. Поначалу моё заявление отдали участковому уполномоченному милиции Тарасову Денису Геннадьевичу. Первые 2 месяца я работал как помощник участкового оперуполномоченного милиции. После этого участковый сказал, что по ГУВД пошли приказы и что требуется помощь и что необходимо будет внедриться в НБП, Национал-Большевистскую партию. Он был с неким сотрудником, который не представился, но я так понял, что это был сотрудник центра «Э». Они разговаривали со мной вдвоем. Объяснили мне, что есть такая организация НБП, что можно написать...

Вопрос: кто объяснил?

Ответ: Тарасов Денис Геннадьевич...

Вопрос: он один с тобой разговаривал?

Ответ: с неким опером, не знаю, как его зовут...

Вопрос: откуда опер?

Ответ: как мне показалось....

Вопрос: представился он как?

Ответ: он так и не назвал своего имени, сказал, что он сотрудник милиции

Вопрос: из какого подразделения?

Ответ: насколько я понял, он из центра «Э». Этот опер вместе с участковым объяснили мне, что есть такая организация НБП, что можно в нее внедриться, чтобы узнавать, какие она проводит акции и об этих акциях говорить, когда они проходят, чтобы их предотвращать. Поскольку НБП является запрещенной...

Вопрос: какую информацию ты конкретно предоставил органам?

Ответ: конкретно всего одну - это про Марш несогласных про Владимирскую. Это было самое основное

Вопрос: а до этого? Ты когда записывал на телефон все собрания, ты им передавал это?

Ответ: на телефон я не так уж много записывал

Вопрос: но то, что записывал, ты это передавал?

Ответ: они прослушивали, но не проявляли к этому большого интереса. Просто с моего телефона слушали.

Вопрос: то есть ты им онлайн передавал?

Ответ: нет, я запись делал. Они у себя в кабинете прослушивали

Вопрос: что они на это говорили тебе?

Ответ: они ничего не говорили, просто сидели, слушали, и, видимо, для себя делали какие-то выводы

Вопрос: тебе платили что-нибудь за это?

Ответ: нет, мне ни копейки не платили

Вопрос: итак, ты сам пришел в милицию по добровольному своему желанию?

Ответ: да, но не для того, чтобы работать в НБП

Вопрос: кто тебе сказал, в какое местно нужно прийти, чтобы попасть на собрание НБП?

Ответ: мне про место не говорили, сказали, что надо написать анкету на сайте. Оперативник, который был вместе с участковым, сказал, что надо заполнить анкету на сайте nazbol.ru. Затем мне позвонили и сказали, куда надо прийти

Вопрос: какие-либо провокации предлагали вам делать?

Ответ: нет, только информацию по Маршам несогласных. Это их интересовало, чтобы их предотвратить

Вопрос: о встрече на Владимирской, например, кому ты информацию давал?

Ответ: я всё передавал участковому, а он уже дальше сам передавал оперативнику, мы с ним редко встречались

Вопрос: но где-то вы встречались?

Ответ: в пункт охраны порядка..

Вопрос: после того, как ты узнал информацию о встрече на Владимирской, ты пришел на опорный пункт к нему и отдал эту информацию?

Ответ: да, оставил там. А он уже её скорее всего передал

Вопрос: записанные вещи на собрании с телефона ты ему же отдавал?

Ответ: я не отдавал, они прослушивали

Вопрос: участковый один прослушивал или опер тоже приходил?

Ответ: и он прослушивал, но не часто

Вопрос: как выглядел этот опер?

Ответ: как обычный человек

Вопрос: мы все обычные человеки

Ответ: худощавого телосложения, с тёмными волосами, возраст около 35 лет

Вопрос: ты общался только с этим участковым и этим опером?

Ответ: да, больше никого не видел. Но в основном с участковым. С опером раза 2-3. А с участковым почаще

Вопрос: с какими-нибудь организациями проправительственными - «Наши», «Молодая гвардия» и прочие...

Ответ: нет, я взаимодействовал именно с милицией, МВД

Вопрос: ещё есть какие-нибудь внедренные элементы? Только не ври, мы проверим. Мы знаем, как тебя зовут и где ты живёшь

Ответ: мне об этом не говорили. Я не владел доступом к такой информации. Они предполагали, что меня могут раскусить, и поэтому...

Вопрос: не кто-то конкретно, а вообще - слышал ли ты информацию, что кто-то помимо тебя есть?

Ответ: насколько мне известно, у милиции есть политика по внедрению

Вопрос: то есть ты ничего не слышал конкретного?

Ответ: я знаю, что они планировали. И возможно, уже внедрили. Но мне они об этом не сказали

Вопрос: сейчас, когда ты шел к нам на встречу - ты давал предварительную информацию своим кураторам?

Ответ: я сказал только про метро, дальше им известно не было

Вопрос: что ты им сказал?

Ответ: что состоится встреча на метро «Площадь Александра Невского» в такое-то время

Вопрос: что они на это сказали?

Ответ: что информация принята

Вопрос: ты по телефону это говорил или очно встречался?

Ответ: в основном говорил по телефону. Я еще вчера звонил и сообщил

Вопрос: телефон этого чувака на память помнишь?

Ответ: я по сотовому звонил. 323-11-61, по-моему

Вопрос: у тебя записан он?

Ответ: в контактах: Денис Геннадьевич, телефон рабочий: 323-11-61. Я, Дубовой Дмитрий Викторович, к людям, бравшим у меня интервью, претензий не имею